Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Александр Кондрескул: «Государство и северный человек связаны самым тесным образом»

15.08.2017 17:09:00
news
Александр Кондрескул: «Государство и северный человек связаны самым тесным образом»

17 мая 2017 года исполнится 315 лет с начала похода Петра I с войском по «Осударевой дороге». В преддверии этой даты и к 80-летию Архангельской области мы поговорили с Александром Кондрескулом, автором монографии «Политическая история Поморья в конце XVII — первой четверти XVIII вв.», кандидатом исторических наук, доцентом кафедры философии и социологии Высшей школы социально-гуманитарных наук и межкультурной коммуникации, об истории нашего края в петровские времена, об учености на Русском Севере и государственном начале местных жителей.

— Александр Михайлович, актуально ли сегодня исследование эпохи Петра I?

— Безусловно, потому что петровская эпоха — это то время, когда закладывались многие элементы современной жизни не только Европейского Севера, но и страны в целом. Как писал известный историк, утром мы просыпаемся: какой сегодня день? Понедельник. А кто начал такое новое исчисление? Петр I. Начинаем читать газету, а кто ввел первые газеты? Петр I. Пьем кофе, а кто его ввел? Петр I. И таких бытовых мелочей — множество.

С Петра начинается очень многое безусловно позитивное. Хотя есть и негативное, потому что он не учитывал особенности России. Как писал Карамзин, Петр I хотел сделать Россию Голландией. Но какие же мы голландцы? У нас всегда была своя специфика.

— А если говорить о нашей области, то как в петровское время развивалась Архангельская область, тогда Архангелогородская губерния?

— Петр впервые в своих документах упомянул понятие Поморье, причем в Поморье он включал большую часть современного Европейского Севера. То есть административно-территориальное деление, приближенное к современному, начинается именно с Петра. Это общие моменты, а по сути именно с него начинается взгляд на Русский Север как на сокровищницу материальных, да и духовных богатств. То есть все петровские реформы, Северная война — все это делалось с учетом возможностей, потенциала Европейского Севера. Каждый исследователь, который касается этой темы, убеждается, что Россия, Русь обязана своим становлением, в том числе и государственным, именно Европейскому Северу.

— У Петра I здесь были сподвижники, так? Например, архиепископ Холмогорский и Важский Афанасий, «муж слова и разума». Его деятельность напрямую связана с политикой Петра. Афанасий был его духовником и одним из сподвижников его реформ. Как этот широко образованный человек связал свое служение с Русским Севером и как повлиял на него?

— История эта начинается с того, что и корни у Афанасия северные. Он, конечно, из Сибири, но Сибирь же заселялась с Севера. После того как были учреждены епархии надо было назначить на эти епархии проверенных людей прогрессивных взглядов, продолжавших дело Петра, выбор не мог пасть ни на кого другого, как на Афанасия. Поэтому с 1682 года он и держит свой путь на Север. Он был образованным человеком, смотрел далеко вперед и понимал, что то, что делает император, — за этим будущее. Поэтому он вольно или невольно всегда способствовал его преобразовательной деятельности и в кораблестроении, и в строительстве новодвинской крепости, и в духовных каких-то начинаниях.

— В книге Владимира Булатова «Архиепископ Афанасий: Муж слова и разума», говорится, что архиепископ открыл первую обсерваторию в России.

— Да, она была у него. Архиерейский дом, Спасо-Преображенский собор и колокольня рядом — это для того времени были грандиозные сооружения. Но строительство — это одно, а ведь была и богатейшая библиотека по самым разнообразным направлениям. Обсерватория, изучение небесных светил — это тоже связано. Он способствовал тому, чтобы люди изучали окружающую действительность широко, многопланово, и вот, глядя на то, что он оставил, все его последователи на этой должности должны были как-то подтягиваться, иначе они выглядели бы очень бледно.

В списке трудов архиепископа Афанасия есть сочинение «Описание трех путей из России в Швецию», которое непосредственно повлияло на историю России и Русского Севера. Этот труд появился не просто так из любопытства. Нужно было развивать торговые отношения со Швецией и учитывать накопленный опыт в том, как кратчайшими путями и какие товары туда возить, как развивать торговлю и не только ее. Потому что до начала Северной войны со Швецией у нас были хорошие отношения, и мы многое у них брали и учились. Впоследствии после Полтавской битвы Петр не зря сказал: «Вот наши учителя, благодаря которым мы создали армию и победили в Полтавской баталии». По одному из путей, описанных в этом сочинении архиепископа, была проложена так называемая «Осударева дорога».

— Как повлияло строительство этой дороги на развитие области?

— Ну что такое дорога? Это некоторое сухопутное сооружение, которое проходит через пересеченную местность. Проложена она была не просто так — взяли провели по карте линию. Этой дорогой пользовались новгородцы, то есть то, о чем писал Афанасий, было известно. Кроме того, когда Беломорско-Балтийский канал прокладывали, эта дорога тоже была востребована. То есть связь здесь прослеживается с новгородских до советских времен. Петр I с его замыслами — это всего лишь среднее звено в этой цепи. Здесь открывается долгая история, которую надо связывать с развитием транспортной системы России, хотя это, конечно, до сих пор это больное место.

— В тему строительства «Осударевой дороги». Хотелось бы узнать ваше мнение по одному спорному моменту этого грандиозного строительства: как вы считаете, все-таки везли по ней корабли или нет?

— Это предмет научных, околонаучных и совсем далеких от науки споров. Как мне представляется, корабли это были или… дело не в названиях. Безусловно, они что-то с собой перемещали для того, чтобы войти в Онежское, и через Свирь в Ладожское озеро, и подойти вовремя к Шлиссельбургу. Безусловно, какие-то транспортные плавучие средства были, отрицать это я бы не стал. Хотя, действительно, фактов, как таковых прямо указывающих на это, нет. Те суда — «Курьер» и «Святой дух» — они же не могли откуда-то взяться и кануть в небытие. Они ведь в источниках упоминаются.

— И на гравюре сражения они изображены?

— Да, и в документах встречаются. Конечно, спорят, где построили эти суда. Наверное, закладывали их в Вавчуге, а достраивали в Архангельске. То, что они местные, это точно, а вот спорят, где именно строили. Но, наверное, и та, и другая судоверфи имели к этому отношение.

— Какой факт поразил вас как исследователя и как человека, когда вы занимались изучением истории Русского Севера начала XVIII века?

— Я исследователь сдержанный и резких эмоциональных оценок обычно не даю, стараюсь подойти комплексно и очень осторожно, но прежде всего всегда вольно или невольно ощущаешь силу северного человека, его подготовленность, его внутреннюю собранность и государственное начало. Потому что государство и северный человек самым тесным образом связаны.

— А что вы подразумеваете под государственным началом северного человека?

— Что бы ни делалось для того, чтобы государство развивалось, начиная с Древней Руси и заканчивая постсоветским периодом, все требовало самых разных ресурсов, в том числе и человеческих. И самый подходящий типаж, если так можно сказать, для развития государства — это северные люди, северяне.

— Каков же этот типаж?

— Каковы основные черты северянина? Он сдержан, работоспособен, нетороплив, несуетлив, дисциплинирован, ответственен, любопытен. И до сих пор это чувствуется. Неслучайно все, кто сюда приезжают, вольно или невольно отмечают: на севере живут особые люди, добрые, отзывчивые, ну и суровые на вид.

Справка: Александр Михайлович Кондрескул — кандидат исторических наук, доцент кафедры философии и социологии Высшей школы социально-гуманитарных наук и межкультурной коммуникации. По образованию — историк, преподает социологию и политологию. Сфера его научных интересов: политическая история России и Поморья эпохи феодализма. В 2001 году защитил диссертацию по теме «Политическая история Поморья в конце XVII — первой четверти XVIII вв.». Действительный член Русского географического общества.

Возврат к списку